Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
00:00 

болезненное

Шанди Крюгер
Положите Марде Гира на место и больше никогда, никогда не трогайте
Наверное, когда твоя температура близка к тридцати девяти, всё же не стоит писать драбблы. Да и вообще ничего писать не стоит.

«Мороз по коже»
У этериасов нет цели.
Марде Гир закрывает глаза, чтобы не видеть равнодушного лица создателя. Потому, что невыносимо больно на это смотреть. Потому, что демон знает — долго это всё не продлится.
Марде Гир целует его руки. Осторожно касается губами ледяной, неестественно-бледной кожи. Чувствует обжигающий холод. Не от рук, и даже не от сквозняка мрачного зала — это трепыхается обледенелая душа Марде Гира. Сердцу холодно, сердце стучит часто-часто, лёд трескается, расходится в разные стороны... и снова срастается, образуя неровные острые иглы. Марде Гиру больно, так больно, что руки дрожат, что дыхание прерывается. Пока он скользит губами по худым, почти что костлявым пальцам, пока ещё можно это делать, пока создатель Зереф молчит и смотрит на него чёрными пустыми глазами, в которых ни злобы, ни горечи — вообще ничего нет, демон чувствует, как его бьёт озноб.
Зереф похож на фарфоровую куклу. Такой же бледный, холодный и равнодушный. Марде Гир мёрзнет, просто находясь рядом, и жалеет, что создатель не сделан из воска. Воск можно легко растопить, вылепить из него что-то своё, что-то родное и близкое. А фарфор разбивается вдребезги. Как-то, наверное, можно растопить и его, только вот в душе Марде Гира огонь не горит. Поэтому у него уже ничего никогда не получится.
Как и в этот раз. Марде Гиру должно быть горько, обидно почти до слёз, но горечь он чувствует только на языке. И впервые в жизни жалеет, что когда-то решил покончить с эмоциями. Или что не смог отказаться от них до конца. Сейчас, наверное, самое время что-то сказать, но горло немеет — не получается. Получается только прокручивать в голове какие-то разрозненные куски воспоминаний, пытаться понять, какие чувства они вызывают или должны вызывать. И немного — совсем чуть-чуть — ужасаться пустоте своей сущности.
Марде Гир опускается на пол у ног создателя и обречённо кладёт лохматую голову ему на колени, утыкается лицом в холодные руки. В эти самые руки он готов отдать себя без малейших раздумий, готов подчиниться любому приказу. Во всей вселенной у Марде Гира нет никого, кто мог бы стать ему дороже Зерефа; от одного взгляда на кого сердце начало бы ломать ледяные оковы хоть с десятой частью той ожесточённости, с какой колотится теперь в груди. А в душе упрямо зарождается яркий, ослепительно-холодный колючий свет. Марде Гир чувствует, как горят его щёки — будто бы в лихорадке. Демоны не болеют ничем. Кроме одного.
Марде Гир давно посвятил Зерефу свою жизнь, свой разум, свои чувства — те из них, что у него сохранились. Он не может даже на минуту представить себе, что сталось бы с ним без создателя. Но Зереф молчит, и Марде Гиру больно слушать это молчание, в котором громовыми раскатами отзывается его собственное, то и дело прерывающееся дыхание. И если тишина продлится ещё хотя бы пять минут, он сойдёт с ума и сам раскроит себе череп, потому что больше не в силах сидеть у огромной ледяной стены.
Потому что Марде Гир готов сделать всё. Вот только Зерефу ничего от него не нужно.

Скетч почти-в-тему:

Шанди было лень прорисовывать свето-тень. И вообще лень.

@темы: ФейриТейл, порция дурости от меня, тварьчество

URL
Комментарии
2015-05-28 в 23:30 

Helga_Mareritt
C точке зрения издевательств над больным организмом - пожалуй, правда не стоит) С точки зрения качества результата - хорошо получилось. Хельга вообще питает слабость к теме "целовать руки" в слэше) И к этим персонажам в этой ситуации оно хорошо вписывается. Жаль Марде, который зациклен на Зерефе, потому что Зереф преданности не заслуживает. Зерефа, может быть, тоже было бы слегка жаль, если бы он меня не задолбал уже так сильно)
А вот рисовать с температурой, пожалуй, правда не стоит. Как-то оно не того. Лучше бы под кат был спрятан рисунок, а не текст)

   

Пафос - наше всё!

главная